Родина
православная
Каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними.
Конституция РФ, ст. 28.
св.Пермоген

Открытое обращение о прекращении дискриминации православных граждан

 

119034, Москва, Чистый пер., д. 5

Его Святейшеству Святейшему Патриарху

Московскому и всея Руси Кириллу

ЛИЧНО

 

Правящим архиереям Русской Православной Церкви

 

ОТКРЫТОЕ ОБРАЩЕНИЕ О ПРЕКРАЩЕНИИ ДИСКРИМИНАЦИИ

ПРАВОСЛАВНЫХ ГРАЖДАН

(на основании Конституции РФ и

«Основ учения Русской Православной Церкви о достоинстве, свободе и правах человека»)

 

Ваше Святейшество, Ваши Высокопреосвященства!

 

1. Позиция Церкви в связи с развитием технологий учета и обработки персональных данных

В Российской Федерации реализуются проекты построения информационного общества, обязательным условием существования которого является перевод деятельности всех органов власти в электронную форму. По сути идет революционная трансформация всех общественных отношений, существовавших в течение многих тысячелетий. Процесс модернизации проходит на фоне многолетней дискриминации граждан, не приемлющих по религиозным и иным убеждениям использование электронных способов идентификации личности человека. Сотни тысяч православных верующих отказываются от получения документов, имеющих идентификаторы личности, штриховое кодирование информации, микрочипы. В нарушение Конституции РФ эта категория граждан незаконно лишается всех политических и социальных прав: пенсий, пособий, медицинской помощи, избирательного права, возможности распорядиться своей собственностью, купить билет, поступить на работу или учебу. Имеют место случаи недопущения к голосованию на выборах.

Русская Православная Церковь в своих официальных документах говорит о недопустимости дискриминации и нарушения конституционных прав граждан, отказывающихся от использования новых технологий.

4 февраля 2013 года Архиерейским Собором Русской Православной Церкви принят Документ «Позиция Церкви в связи с развитием технологий учета и обработки персональных данных». Это своевременный и адекватный сегодняшней ситуации шаг Русской Православной Церкви, направленный на действенную правовую защиту конституционных прав верующих и, в первую очередь, прав, гарантированных статьями 28, 29 Конституции РФ.

Церковь считает особенно важным принцип добровольности принятия любых идентификаторов и указывает, что необходимо проявлять уважение к конституционным правам граждан и не дискриминировать тех, кто отказывается от принятия электронных средств идентификации. В п. 5 Документа говорится, что новые технологии не должны быть безальтернативными и принудительными. Те, кто отказывается принимать эти технологии, должны иметь альтернативу – использование традиционных методов удостоверения личности. Церковь считает недопустимыми любые формы принуждения граждан к использованию электронных идентификаторов, автоматизированных средств сбора, обработки и учета персональных данных и личной конфиденциальной информации. Реализацию права на доступ к социальным благам без электронных документов необходимо обеспечить материальными, техническими, организационными и, если необходимо, правовыми гарантиями.

Однако принятый документ пока является внутренним документом Русской Православной Церкви и, к сожалению, никак не влияет на процесс дискриминации православных граждан.

2. Дискриминация православных граждан продолжается

По-прежнему православным гражданам отказывают в назначении и выплате пенсий, медицинской помощи и других правах в случаях несогласия с автоматизированной обработкой их персональных данных, которая основывается на присвоении человеку идентификаторов, личных кодов, штриховом кодировании информации, использовании в документах микрочипов.

Только за 7-10 дней мая 2013 года в «Союз православных юристов» поступило значительное количество жалоб на дискриминацию.

Приведем лишь несколько примеров:

1) Игошева Н.И. – вдова инвалида ВОВ. Ей отказано в медицинской помощи по паспорту СССР 1974 г.

2) Зыкова В.П. – по религиозным убеждениям отказалась от медицинского полиса.

3) Зыкова Л.Ф. – по религиозным убеждениям отказалась от медицинского полиса, перенесла инсульт.

При отсутствии медицинских полисов обеим женщинам отказано в медицинской помощи.

4) Бернюкова Р.С. – возраст 74 года, Ветеран труда, имеет награды, дитя войны, ее отец погиб в 1944 г. на фронте, сейчас Бернюкова – инвалид первой группы. По религиозным убеждениям отказалась подписывать новую форму платежного документа на получение пенсии, противоречащего ее религиозным убеждениям. В результате ей отказано в выплате пенсии.

5) Ментова Л.Ф. – 1943 г.р., Ветеран труда, трудовой стаж 45 лет, кандидат исторических наук. За отказ расписаться в платежном документе, противоречащем религиозным убеждениям, более года лишена пенсии.

6) Дмитриева З.И. – лифтер больницы, за отказ получать заработную плату по карточке лишена средств к существованию. Заработную плату не выдают.

7) Антонова Е.А. – медицинская сестра за отказ получать заработную плату по карточке лишена средств к существованию. Заработную плату не выдают.

8) Любимова Л.Н. – смотритель музея-заповедника «Гатчина» по религиозным причинам проживает с паспортом СССР 1974 г., отказалась от дачи согласия на обработку персональных данных, в результате уволена «по сокращению штатов». Из-за отсутствия паспорта гражданина РФ, ИНН, СНИЛС Любимовой отказывают в постановке на учет в центре занятости для получения пособия по безработице.

9) Панасенко Л.И. – 58 лет, имеет онкологическое заболевание, лишена медицинской помощи и пенсии (адрес: г. Радужный Владимирской области). В письме Ментовой Л.Ф. сообщается о трагическом положении пенсионерки Панасенко Лидии Ивановны:

«...Сейчас в эти дни смиренно медленно умирает полностью лишенная медицинской помощи медиков и местных врачей светлый человек – наша глубоко верующая, молодая еще пенсионерка Панасенко Лидия Ивановна 58 лет (г. Радужный Владимирской области). Она по религиозным убеждениям ничего не приняла: ни ИНН, ни паспорт РФ, ни СНИЛС, ни медицинский полис, ни зацифрованных поручений на выдачу пенсии. Пока получала пенсию, успела за деньги сделать все анализы и перепроверить их, подтвердив, что у нее онокозаболевание. Теперь пенсию ей не выдают, не может заплатить за квартиру, медпомощи нет. Более того, местные молодые врачи пригрозили ее сестре, ухаживающей за ней, что после смерти возникнут серьезные проблемы с захоронением, мол и гроб не продадут и место для могилы не выделят. Лиде обидно, ведь у нее старый паспорт СССР и справки с диагнозом об онкозаболевании, она им представила. Чувствует себя совсем плохо, хотела Вам написать, да говорит «руки не слушаются», а все это ее больно травмирует. Подписывать зацифрованные документы, она уже, уходя к Богу, конечно не намерена. А мы, старые больные православные пенсионеры, видя этот беспредел, понимаем, что такая же открытая дискриминация и нас ждет. Перспективы печальные. ЗА ЧТО? С надеждой на лучшее Ментова Л.Ф.».

По последним сообщениям из Владимирской области Лидия Ивановна Панасенко скончалась.

10) Гончарова Нина Петровна, общий трудовой стаж 35 лет, 27 лет проработала педагогом. По религиозным убеждениям Гончарова отказалась от получения паспорта гражданина РФ и СНИЛС, проживает со Свидетельством о тождественности личности с лицом, изображенном на фотографии, выданным ей нотариальной конторой. В 2005 г. на заявление о назначении пенсии гражданка Гончарова получила отказ по тому основанию, что у нее отсутствует паспорт гражданина РФ, а Свидетельство о тождественности личности с лицом, изображенном на фотографии, не указано в Постановлении Министерства труда и социального развития РФ №16 и Пенсионного фонда РФ №19 от 27 февраля 2002 г. в качестве документа, удостоверяющего личность. Пожилой, больной человек, заслуживший своим многолетним трудом пенсию, оставлен без средств к существованию. Гончарова вынуждена продолжать работу в школе, хотя ей это уже не под силу по состоянию здоровья и возрасту.

Отдельной оценки заслуживают нарушения основополагающих прав граждан за отказ в согласии на обработку персональных данных.

Пример последних дней:

В «Союз православных юристов» обратился Федосимов Владимир Александрович, житель г. Санкт-Петербург – пенсионер 68 лет, инвалид, награжден медалью «20 лет Победы над фашистской Германией». Трудовой стаж более 30 лет. Федосимов В.А. пережил тяжелейшее горе, в своем обращении он пишет, что в 1998 г. был убит его 14-летний сын.

В настоящее время Федосимов В.А. страдает многочисленными тяжелыми заболеваниями, в числе которых ИБС, гипертоническая болезнь, атеросклеротический кардиосклероз, идеопатический кальциноз аортального клапана, язвенная болезнь двенадцатиперстной кишки, глаукома, катаракта и другие заболевания.

По религиозным убеждениям Федосимов В. А. отказался от дачи согласия на обработку персональных данных, потребованном у него в Филиале Бюро МСЭ №41 г. Санкт-Петербург.

Юридическая справка

А) Понятие «обработка персональных данных» введено ФЗ №152 «О персональных данных», принятым в 2006 г. во исполнение Конвенции Совета Европы «О защите физических лиц при автоматизированной обработке персональных данных».

Автоматизированная обработка персональных данных вводится в России не в национальных интересах, а во исполнение международных обязательств, данных без согласия граждан нашей страны. Создание единых баз персональных данных на иностранном оборудовании и иностранными кампаниями создает угрозу безопасности каждого человека и национальной безопасности.

Ни в одном бланке «Согласия» не раскрываются смысл ключевых понятий документа, под которым человек ставит свою подпись.

 

В соответствии со статьей 3 ФЗ № 152:

1) персональные данные – это любая информация, относящаяся прямо или косвенно к физическому лицу.

В соответствии с пунктом 3 статьи 3 ФЗ № 152 понятие «обработка персональных данных» имеет далеко не такое невинное значение, как большинству из нас кажется.

«Обработка» включает в себя любое действие (операцию) или совокупность действий (операций), совершаемых с использованием средств автоматизации или без использования таких средств с персональными данными, включая сбор, запись, систематизацию, накопление, хранение, уточнение (обновление, изменение), извлечение, использование, передачу (распространение, предоставление, доступ), обезличивание, блокирование, удаление, уничтожение персональных данных.

2) оператор – государственный орган, муниципальный орган, юридическое или физическое лицо, самостоятельно или совместно с другими лицами организующие и (или) осуществляющие обработку персональных данных, а также определяющие цели обработки персональных данных, состав персональных данных, подлежащих обработке, действия (операции), совершаемые с персональными данными.

Операторам, осуществляющим обработку персональных данных предоставлено право любых действий с нашими персональными данными, порождающих для человека юридические последствия, о которых он ничего не знает, подписывая бланк «Согласия».

Давая согласие на обработку своих персональных данных, человек соглашается на совершение операторами любых действий и манипуляций со своей, в том числе и конфиденциальной, информацией.

Б) В автоматизированных системах учета имя человека заменяется на постоянный, пожизненный цифровой идентификатор личности. Обязательное использование цифрового идентификатора и штрихового кодирования личной информации при получении пенсии, пособия, медицинской помощи, совершении сделок с имуществом, других действиях является необходимым. В случае отказа человека использовать цифровые идентификаторы личности, штриховое кодирование информации, микрочип, он автоматически лишается своих законных прав.

В такой ситуации принятие цифрового идентификатора как единого кода доступа ко всем социальным благам и любым конституционным правам обоснованно рассматривается верующими гражданами как отказ от имени, данного при Крещении.

Однако отказ гражданина от автоматизированного учета, проводимого в нашей стране, зачастую в экспериментальном порядке в отдельных регионах, не отменяет действие российской Конституции и не может быть основанием лишения гражданина России заслуженных льгот, выплат, медпомощи и др. прав.

В Документе «Позиция Церкви в связи с развитием технологий учета и обработки персональных данных» обозначена опасность использования идентификатора личности и сбора персональных данных, в том числе детей, создающих угрозу безопасности человека.

В п. 3 говорится: «Использование идентификатора вкупе с современными техническими средствами позволит осуществлять тотальный контроль за человеком без его согласия – отслеживать его перемещения, покупки, расчеты, прохождение им медицинских процедур, получение социальной помощи, другие юридически и общественно значимые действия и даже личную жизнь.

Уже сейчас вызывают тревогу действия по сбору и обработке персональных данных детей, обучающихся в общеобразовательных учреждениях, так как нередко ведется неконтролируемый сбор данных, явно избыточных для обеспечения учебного процесса. Многие верующие выражают принципиальное несогласие с обязательным присвоением идентификационного кода с превращением его в несменяемый, пожизненный и посмертный атрибут...».

В п. 4 Документа говорится, что тысячи граждан на основе своих конституционных прав и по религиозной мотивации отказываются от использования новой идентификационной системы.

В п. 5, выступая в защиту прав своих чад, Церковь заявляет, что упомянутые технологии не должны быть безальтернативными и принудительными. Те, кто отказывается принимать эти технологии, должны иметь альтернативу – использование традиционных методов идентификации личности.

Церковь считает недопустимыми любые формы принуждения граждан к использованию электронных идентификаторов, автоматизированных средств сбора, обработки и учета персональных данных и личной конфиденциальной информации. Реализацию права на доступ к социальным благам без электронных документов необходимо обеспечить материальными, техническими, организационными и, если необходимо, правовыми гарантиями.

Церковь считает особенно важным принцип добровольности принятия любых идентификаторов и указывает, что необходимо проявлять уважение к конституционным правам граждан и не дискриминировать тех, кто отказывается от принятия электронных средств идентификации.

Церковь считает недопустимым ограничение прав граждан в случае отказа дать согласие на обработку персональных данных.

В п. 5 говорится: «В связи с тем, что обладание персональной информацией создает возможность контроля и управления человеком через различные сферы жизни (финансы, медицинская помощь, семья, социальное обеспечение, собственность и другое), возникает реальная опасность не только вмешательства в повседневную жизнь человека, но и внесения соблазна в его душу. Церковь разделяет опасения граждан и считает недопустимым ограничение их прав в случае отказа человека дать согласие на обработку персональных данных».

На практике мнение Русской Православной Церкви игнорируется.

За отказ дать согласие на обработку персональных данных руководитель филиала № 41 Свиридович Э. К. незаконно отказала гражданину Федосимову В.А. в проведении очередной медико-социальной экспертизы для подтверждения инвалидности. В результате отказа в переосвидетельствовании пенсионер, инвалид незаконно лишен льгот по оплате квартиры, льготных лекарств, социального пособия, бесплатного проезда.

Узаконенный геноцид в Ростовской области.

В некоторых регионах дискриминация православных граждан принимает масштабы целенаправленной политики, проводимой под непосредственным руководством Губернаторов.

Захарова Раиса Федоровна одинокая пенсионерка, жительница г. Шахты Ростовской области, получает пенсию в размере 6052 руб.

По религиозным убеждениям Захарова отказалась от получения свидетельства пенсионного страхования (СНИЛС), медицинского полиса, паспорта гражданина РФ. В ответ на это ее незаконно лишают конституционного права на бесплатную медицинскую помощь.

В защиту прав пенсионерки Захаровой Р.Ф. были направлены письма и депутатские запросы Руководителем фракции КПРФ Г.А. Зюгановым, Руководителем фракции ЛДПР Жириновским В.В., Председателем Комитета по конституционному законодательству и государственному строительству Плигиным В.Н.

В настоящее время Захарова Р.Ф. имеет действительный документ, удостоверяющий ее личность паспорт СССР образца 1974 г. с вклеенной в возрасте 45 лет фотографией и вкладышем о гражданстве РФ.

Юридическая справка о действительности паспорта гражданина СССР образца 1974 г.

Паспорт СССР может прекратить свое действие только на основании федерального закона, который до настоящего времени не принят.

В 2012 году Федеральной миграционной службой РФ разработан проект Федерального закона «Об основном документе, удостоверяющем личность гражданина Российской Федерации»[1]. Текст законопроекта был опубликован в электронной версии «Российской газеты» от 29 января 2013 г.[2] Последняя редакция законопроекта размещена на сайте http://regulation.gov.ru/project/7312.html?point=view_project&stage=3&stage_id=3893.

В статье 15 первого варианта  законопроекта говорилось о