Родина
православная
Каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними.
Конституция РФ, ст. 28.
св.Пермоген

И кнутом, и пряником – еда по отпечаткам пальцев

Те, кто внедряет в России УЭК и другие электронные документы, в очередной раз выполняют указания наднациональных структур, видящих в нашей стране лишь испытательную площадку для экспериментов. Заглядывая в будущее, можно рассмотреть и другой, ещё более унизительный сценарий, уже апробируемый в Индии или Африке.

«…В сентябре 2012 г. Министерство по делам потребителей, продовольствия и общественного распределения Индии объявило о планах внедрения биометрических технологий в Общественную систему распределения социальной помощи среди представителей беднейших слоев населения. Соответствующие пилотные проекты должны быть реализованы в пятом по численности населения штате страны – Андхра-Прадеш: округах Восточный Годавари и Рангаредди, а также в столице штата – городе Хайдарабад.

Как было указано, биометрический проект призван решить те проблемы, которые возникают в работе Общественной системы распределения социальной помощи, которая предназначена для борьбы с голодом среди бедняков (они могут получать зерно, сахар, а также керосин в пунктах упомянутой системы, которые действуют в нескольких штатах Индии). Первая из проблем касается точного учёта получателей социальной помощи, вторая – вызвана наличием большого числа посредников, оплата деятельности которых снижает объёмы средств, которые в ином случае могли бы быть направлены на закупку дополнительного количества продовольственных и непродовольственных товаров.

В рамках внедряемого проекта предполагается интегрировать систему учёта получателей социальной помощи с базой данных крупнейшей в мире биометрической программы “Aadhaar”. Эта программа предполагает выдачу каждому из 1,2 млрд  индийских граждан уникальных идентификационных номеров на основе сканирования их отпечатков пальцев, радужной оболочки глаз и занесения в базу данных “Aadhaar” цифровых фотографий индийцев. Теперь получателю социальной помощи при очередном визите в пункт выдачи товаров необходимо будет предъявить карточку участника Общественной системы распределения и карту с уникальным номером программы “Aadhaar”, после чего вновь отсканировать отпечатки пальцев. Если результаты нового сканирования совпадут со сведениями, уже имеющимися в базе данных “Aadhaar”, личность получателя социальной помощи будет считаться удостоверенной. Таким образом, биометрические технологии, как убеждают авторы проекта, должны помочь исключить возможности повторной выдачи помощи одному и тому же лицу, зарегистрировавшемуся под разными фамилиями, и устранят необходимость в деятельности посредников, которые ранее вели учёт получателей помощи…»[1]

Мотивация введения унизительной для человека системы идентификации личности по отпечаткам пальцев и другим биометрическим параметрам по причине неоправданных затрат  на «точный учёт получателей социальной помощи и оплату посредников» не выдерживает никакой критики. Любой здравомыслящий человек понимает, что расходы на обеспечение 1,2 млрд  индийских граждан уникальными идентификационными номерами на основе сканирования их отпечатков пальцев, радужной оболочки глаз и занесения в базу данных «Aadhaar» цифровых фотографий индийцев, а также поддержание существования этой системы не только значительно превышают мнимые потери традиционной системы, но по своим масштабам могли бы решить продовольственную проблему в целом.

Многомиллиардное финансирование, создание и функционирование проектов биометрической идентификации человека при социальной помощи открыто демонстрируют истинную цель индийских «модернизаторов» – поставить в полную зависимость от хозяев информационных систем саму жизнь и существование миллиардов людей.

Применение биометрических технологий при идентификации личности человека, не совершившего преступления, не только перечёркивает принцип презумпции невиновности, но и является механизмом подавления любого сопротивления или проявления человеческого достоинства, поскольку человек, отказавшийся от сканирования отпечатков пальцев, радужной оболочки глаз с занесением в базу данных и присвоением уникального номера, фактически обречён на голодную смерть. Такой человек лишается возможности получить социальную помощь, а также продукты и предметы первой необходимости (зерно рис, пшеницу,   сахар, а также керосин) в пунктах Общественной системы распределения.

Как всегда эксперименты проводятся на беднейших слоях населения и в странах третьего мира. На этот же путь толкают и Россию, где без согласия и учёта мнения граждан вводится единая универсальная электронная карта, паспорт в виде той же электронной карты со всеми персональными данными человека, включая биометрические. Надуманность и нелепость аргументации внедрения биометрической идентификации в Индии очень напоминает столь же нелепые мотивы модернизации в России при введении универсальной электронной карты: о «едином окне», «борьбе с коррупцией и очередями». Сходны и методы принуждения.

Уже сегодня в России за отказ человека от СНИЛС, медицинского полиса, социальных электронных карт сотни тысяч граждан лишают пенсий, пособий, медицинской помощи.

Конституционные гарантии социальной защиты и других прав граждан приносятся в жертву обязательствам России, закрепленным в международных документах, обязывающих Российскую Федерацию стать лишь звеном в общемировой наднациональной системе электронной власти.

_________________________________