Родина
православная
Каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними.
Конституция РФ, ст. 28.
св.Пермоген

Информационное общество – демонтаж национального государства + бесправие человека

1.             Правительство «сбросило» свои конституционные полномочия банкам

Приняв ФЗ № 210 «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг», законодатели передали эстафету Правительству. Спустя всего 16 дней, 12 августа 2010 г. незаметным Распоряжением Правительства РФ № 1344-р

[1], принятым также без «лишней огласки», коммерческая организация ОАО «Универсальная электронная карта» получила статус уполномоченной федеральной организации по внедрению универсальных электронных карт. Так, Правительство легко и непринужденно «сбросило» свои конституционные полномочия, а заодно передало акционерному обществу своих граждан со всеми их конституционными правами.

Теперь наши конституционные права на медицинскую помощь, социальное обеспечение, образование и др. мы сможем получить в виде электронных услуг от акционерного общества, учрежденного банками: Сбербанк, «Уралсиб» и «АК Барс», которые уже не являются государственными структурами. Это коммерческие образования с участием иностранного капитала. Как указывалось в газете «КоммерсантЪ», «предложения о вступлении в состав акционеров были направлены обеим крупнейшим международным платежным системам (МПС) – «MasterCard» и «Visa» (на них приходится около 85% российского рынка пластиковых карт). Источники «Ъ» в «MasterCard» и «Visa» подтвердили факт получения подобных предложений, отметив высокую заинтересованность в них...» [2].

Однако ситуация меняется: борьба за «поступление от населения значительных финансовых ресурсов в виде оплаты предоставляемых информационных и коммуникационных услуг» обостряется.

В игру вступают новые фигуры. Куда-то исчезли приглашённые ранее в учредители МПС – «MasterCard» и «Visa», и на арене проекта УЭК в числе акционеров появляются новые игроки. Чем же руководствуется ПравительствоРФ при перетасовке финансовых гигантов, буквально рвущихся оказывать нам, гражданам России, любые электронные услуги?

Заглянем в документы, не предназначенные для нас, но приоткрытые осведомлёнными СМИ.

Владислав Новый из газеты «КоммерсантЪ» пишет в своей статье «Владислав Сурков раздал универсальные карты:проект УЭК начнёт работать с Нового года»: «”Ъ” удалось ознакомиться с протоколом совещания у вице-премьера – главы аппарата правительства Владислава Суркова NВС-П10-2пр, состоявшегося 12 сентября 2012 года, на котором обсуждались проблемы внедрения УЭК». Здесь указываются уже и новые акционеры: «Уполномоченный оператор проекта ОАО УЭК (его акционеры Сбербанк, “Уралсиб”, “Ак Барс” и “Ситроникс”)...»[3]  В итоге, по последним данным, акционерами оператора по внедрению универсальных карт ОАО УЭК являются Сбербанк (44%), Сбербанк КИБ (24%), банки «Уралсиб» (12,5%) и «Ак Барс» (12,5%), компания «Ситроникс» (7%)[4].

По неизвестным нам, гражданам, причинам из игры выбыли МПС – «MasterCard» и «Visa», зато среди акционеров ОАО «УЭК» появилась компания «Ситроникс». По неизвестным нам, гражданам, причинам в Правительстве РФ и ведомствах идёт авральная работа по выпуску и выдаче нам, гражданам, сомнительной, а по заключению специалистов, вредной и опасной для граждан и страны в целом универсальной электронной карты, которой не пользуется ни одно государство в мире. По неизвестным для нас же, граждан, причинам Минэкономразвития в срочном порядке должно внести в Правительство РФ законопроект об электронном паспорте с использованием чипа УЭК. Проект уже услужливо разработан ФМС РФ. По непонятным же нам причинам на всю эту сомнительную и, можно сказать, авантюрную для России операцию с кодовым названием «модернизация» расходуются миллиарды! Как сообщил «Ъ» вице-президент Сбербанка и исполняющий обязанности президента федерального уполномоченного оператора ОАО УЭК Алексей Попов, в конце 2011 года общие затраты на УЭК до 2016 года оценивались в 101,3 млрд  руб., а Минэкономразвития ещё ранее называло сумму в 135-170 (!) млрд  руб.

По оценке компании «Ситроникс» (владеет порядка 6% ОАО УЭК), наделение универсальной электронной карты полномочиями удостоверения личности (!) создаст спрос на чипы в размере 20 млн  штук в год[5].

Как мы видим, многомиллиардная азартная электронная игра набирает обороты.

Как тут не вспомнить о плачевном состоянии сельского хозяйства, коммунальной сферы, где капитального ремонта требуют 70-80 % коммуникаций и такой же процент жилого фонда? Как нам, гражданам России, хоть и зомбированным уже в достаточной мере телевидением и СМИ, но сохранившим остатки здравого смысла, можно верить усиленно внедряемым в наше сознание заявлениям власти о том, что в современных условиях для России и нас, её граждан, главная задача – «прорубить единое окно в Европу, которая нам поможет».

 Стоимость модернизации – миллиарды бюджетных (вернее, наших с вами) рублей, а здравоохранение, образование, жилой фонд, водоснабжение, дороги и другие «мелочи жизни» подождут до лучших времён. Вкладываются эти миллиарды не в конкретные объекты – больницы, школы, дороги, заводы, роддома и сельское хозяйство, а в оснащение коммуникационных систем по единым мировым стандартам и с единым центром управления, базирующимся, конечно, не в России. Именно за такую «модернизацию и электронные услуги гражданам» ратуют и все наши «партнёры», а в действительности стратегические противники, словом, делом и деньгами помогающие строить информационное общество под руководством электронного правительства.

Таким образом, в истории России совершается негласный правовой переворот, при котором наша Конституция, наши конституционные права теряют смысл, а мы сами становимся человеческим капиталом на рынке услуг и информации.

Информация о человеке тоже товар, и новым хозяевам нужно знать о нас всё. Для того чтобы в этом убедиться, обратимся к международным документам, во исполнение которых и проводится в России опасная для нас «модернизация».

В 2005 году Российская Федерация ратифицировала Конвенцию Совета Европы «О защите физических лиц при автоматизированной обработке персональных данных» (Страсбург, 28 января 1981 года). На первый взгляд название конвенции обнадёживает, кажется, что речь пойдёт о защите данных человека. Но так ли это? Остановимся на главных понятиях этого документа.

Персональные данные – это не только фамилия, имя, отчество, место жительства, как мы привыкли понимать. В соответствии с Конвенцией это уже любая информация о каждом из нас.

Автоматизированная обработка – это накопление, проведение логических или арифметических операций, изменение данных, стирание, восстановление и распространение. При этом право решения всегда принадлежит контролёру базы данных– оператору.

А понятие «оператор» гораздо шире и значительнее, чем это кажется. Оператор – физическое или юридическое лицо, государственный орган, ведомство или любая другая организация, которая наделена полномочиями решать, для какой цели создаётся автоматизированная база данных, какие категории персональных данных будут накапливаться и какие операции с ними будут осуществляться.

С ратификацией Конвенции наша страна и мы, её граждане, вступили в совершенно новую социально-экономическую формацию, в которой полномочия государства и права человека вторичны относительно прав «операторов».

Во исполнение Конвенции в 2006 году в России поспешно принят ФЗ № 152 «О персональных данных» (далее ФЗ № 152), который во всех базовых положениях повторяет международный акт. В соответствии со статьей 3 ФЗ № 152:

1) персональные данные – это любая информация, относящаяся прямо или косвенно к физическому лицу;

2) оператор – государственный орган, муниципальный орган, юридическое или физическое лицо, самостоятельно или совместно с другими лицами организующие и (или) осуществляющие обработку персональных данных, а также определяющие цели обработки персональных данных, состав персональных данных, подлежащих обработке, действия (операции), совершаемые с персональными данными.

 В России таким главным оператором и становится ОАО «Универсальная электронная карта». Именно эта коммерческая организация обладает правом решения о содержании, объёме и целях сбора наших персональных данных и информации, а также правом распоряжения ими. Учитывая всеохватывающие функции универсальной электронной карты, ОАО «УЭК» и так имеет всю информацию о человеке в своих руках. Однако для полной власти над гражданами нужно знать о нас абсолютно всё, поскольку при этом удобнее выбирать рычаги управления. Можно управлять через финансы, а можно через семью, детей, родственников. Кто-то уязвим в связи с состоянием здоровья или имеет собственность. Вариантов много.

 2.             Электронное население на продажу

Как собрать досье на каждого?

Очень просто. С переходом на электронный способ взаимодействия в соответствии с ФЗ № 152 все организации, имеющие хоть какую-то информацию о человеке, тоже стали операторами: библиотеки, вузы, поликлиники, детские сады, другие организации, работодатели. Все они обладают правом решения о содержании, объёме и целях сбора наших персональных данных, а также правом распоряжения ими.

ФЗ № 152 действует с 2006 года, однако до последнего времени при походе в библиотеку или к стоматологу человеку не приходилось давать полный отчёт о себе, семье, работе, собственности. Зачем библиотеке или поликлинике знать всё это? Им не нужно, потому и не спрашивали. До перевода наших конституционных прав в разряд платных электронных услуг и передачи электронного населения коммерческим банкам наши персональные данные использовались очень узко и специализированно в зависимости от цели конкретной организации.

Жёсткий и тотальный сбор информации обо всех сторонах жизни человека начался только в связи с принятием ФЗ № 210 «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг».

Здесь-то и заработали заблаговременно принятые Конвенция Совета Европы «О защите физических лиц при автоматизированной обработке персональных данных» (Страсбург, 28 января 1981 года) и ФЗ № 152 «О персональных данных». Именно на основании ФЗ № 152 в последнее время гражданам предлагают подписывать различные бланки «о согласии на обработку их персональных данных» по месту работы, учёбы, в детском саду, который посещает ребёнок.

Собирают наши «добровольные» согласия на обработку персональных данных школы, поликлиники, библиотеки, все социальные учреждения. Подсуетились и магазины при предоставлении скидки, раздающие анкеты, в которых часто мелким шрифтом включена фраза о согласии на обработку персональных данных.

Кому это нужно? Здравый смысл подсказывает, что поликлинике, детскому саду, школе, другим организациям такой всеобъемлющий массив информации о пациенте, посетителе, ребенке не даёт ничего, кроме дополнительных нагрузок и ответственности. Нет у них технической и финансовой возможности собирать, хранить и обрабатывать ненужную им информацию. Конечно так, но они это делают не для себя. Вся собранная информация будет концентрироваться у главного оператора – ОАО «УЭК», который и займется каждым на профессиональной основе.

Опасно ли давать согласие на «обработку» своих персональных данных? Чтобы ответить на этот вопрос нужно знать, что такое «обработка персональных данных».

27 июля 2011 года в ФЗ № 152 «О персональных данных» внесены изменения, смысл которых сводится к более жёстким и категоричным формулировкам, обязывающим граждан к предоставлению своих персональных данных для их фактически бесконтрольного использования всеми операторами.

Для того чтобы понять, что влечёт за собой «согласие на обработку персональных данных», нужно рассмотреть понятия, которые встречаются во всех бланках.

Первое. «Персональные данные» это любая информация, относящаяся к прямо или косвенно определённому или определяемому физическому лицу (субъекту персональных данных).

Второе понятие, которое нельзя оставить без внимания «обработка».

Может быть, ничего плохого в этом нет? Ведь должен же оператор «обрабатывать», т.е., по мнению обычного человека,   фиксировать и хранить информацию?

Гражданам нужно знать, что, давая «согласие на обработку своих персональных данных», человек добровольно передаёт «любую», т.е. всю, информацию о себе в полное распоряжение оператора. Возможности оператора незаметны на первый взгляд, но очень широки.

Оператор ОАО «Универсальная электронная карта» в ближайшее время будет обладать самой полной информацией обо всех сторонах нашей жизни: здоровье, семье, собственности, получаемых социальных выплатах, налогах, совершённых сделках, бытовых покупках, передвижениях и др. Именно эта коммерческая, международная организация теперь заменяет государство и от неё зависят все наши юридически значимые действия, в том числе оплата счетов и получение денег, доступ к медицинской помощи и социальным выплатам. Являясь оператором, ОАО «УЭК» при выдаче УЭК безусловно будет получать согласие на «обработку персональных данных» своих клиентов, и это согласие человека будет условием предоставления услуг.

На что же соглашается человек, получая УЭК и давая согласие на «обработку» своих персональных данных?

В соответствии с пунктом 3 статьи 3 ФЗ № 152 понятие «обработка персональных данных» имеет далеко не такое невинное значение, как большинству из нас кажется.

«Обработка» включает в себя любое действие (операцию) или совокупность действий (операций), совершаемых с использованием средств автоматизации или без использования таких средств с персональными данными, включая сбор, запись, систематизацию, накопление, хранение, уточнение (обновление, изменение), извлечение, использование, передачу (распространение, предоставление, доступ), обезличивание, блокирование, удаление, уничтожение персональных данных.

Давая согласие на обработку своих персональных данных, человек соглашается на совершение операторами любых действий и манипуляций со своей, в том числе и конфиденциальной, информацией.

Что прячется за понятием «использование персональных данных»?

До внесения последних изменений в ФЗ № 152 понятие «использование» раскрывалось в пункте 5 статьи 3, где было прямо сказано: действия (операции) в целях принятия решения или совершения иных действий, порождающих юридические последствия в отношении субъекта персональных данных или других лиц.

В новой редакции статьи 3 расшифровка понятия «использование персональных данных» исчезла, однако право оператора на использование персональных данных сохранено.

Поскольку операторам предоставлено право любых действий с нашими персональными данными, то и принятие юридически значимых решений охватывается этим правом.

Гражданам, желающим получить универсальную электронную карту, следует знать(!): оператор – ОАО «УЭК» обладает правом использования персональных данных пользователя УЭК – совершения любых действий и правом принятия решений, порождающих юридические последствия в тех сферах жизни человека, с которыми связано применение УЭК.

Таким образом, от наличия и нормального функционирования УЭК теперь будет зависеть вся жизнь человека, получившего эту карту. И именно ОАО «УЭК» будет принимать решения и совершать действия, порождающие юридические последствия об оказании услуг в сфере медицинского обслуживания, пенсионного обеспечения, совершения банковских операций в отношении всех своих клиентов.

Но со всеми ли решениями согласится человек – обладатель УЭК? Ведь интересы клиента далеко не всегда совпадают с интересами банков, в том числе иностранных. А часто интересы банка и клиента бывают противоположны.

Новые изменения в законе (ч. 2, ст. 4) предоставили органам власти, органам местного самоуправления и Банку России принимать нормативные акты по вопросам обработки персональных данных. Таким образом, при предоставлении так называемых государственных услуг эти организации будут устанавливать правила их предоставления.

По законодательству у нас, граждан, нет никакой защиты, кроме обращения в суд. Зато банковские структуры и другие операторы надежно защищены законом и самой электронной системой оказания электронных услуг. Коммерческая структура сможет легко отказать гражданину в предоставлении любых услуг. В случае конфликта у ОАО «УЭК» (банков Сбербанк, «Уралсиб», «АК Барс» и «Ситроникс») есть широкий спектр мер, являющихся составной частью «обработки» наших персональных данных:

 блокирование персональных данных временное прекращение обработки персональных данных (за исключением случаев, если обработка необходима для уточнения персональных данных);

 уничтожение персональных данных действия, в результате которых становится невозможным восстановить содержание персональных данных в информационной системе персональных данных и (или) в результате которых уничтожаются материальные носители персональных данных.

Применения указанных выше действий в отношении несогласных клиентов от ОАО «УЭК» можно ожидать с большой вероятностью. Давая «согласие на обработку персональных данных», человек заранее соглашается и на применение к нему указанных мер. Ведь в «согласии» не гарантированы никакие конкретные права гражданина, персональные данные которого «обрабатываются».

В случае судебного спора о применении оператором мер к «пользователю электронной карты» суд  скорее всего  будет на стороне оператора ОАО «УЭК», которому в соответствии с ФЗ № 152 принадлежит право решать все вопросы, связанные с обработкой персональных данных, целью и методами их сбора и использования. Кроме того, суд учтёт и так называемое добровольное «согласие на обработку персональных данных», лично подписанное человеком.

Эта схема относится и ко всем другим операторам, которые в соответствии с ФЗ № 152 также являются полными хозяевами нашей персональной информации.

Модель действий операторов только апробируется, но уже очевидна тенденция. Многие новоявленные операторы открыто используют репрессивные меры к непокорным клиентам. Это лишь репетиция.

Распространённый пример получения «добровольного» согласия на обработку персональных данных можно видеть в одном из вузов г. Москвы (образцы документов предоставлены студентами вуза). Приказом № 588 от 24 декабря 2009 года Московский авиационный институт (государственный технический университет «МАИ») утвердил бланк «Согласия обучающегося на обработку персональных данных». Мы уже знаем, какие широкие возможности включает в себя понятие «обработка персональных данных». Чтобы у дающего согласие студента не было сомнений в полномочиях оператора, в бланке откровенно перечислены операции: совершение сбора, систематизации, накопления, хранения, уточнения, обновления, изменения, использования (в том числе для передачи), обезличивания, блокирования, уничтожения и трансграничной передачи персональных данных.

Это «добровольное согласие» в приказном порядке студент даёт на срок 75 лет, обязуясь сообщить вузу всеобъемлющий объём информации о себе, а также свои основные пожизненные идентификаторы личности: ИНН, номер медицинского полиса, номер пенсионного свидетельства, которые являются несменяемыми. Именно по этим идентификаторам осуществляется доступ во все базы данных государственных ведомств и в базы ОАО «УЭК». С получением согласия вуз становится обладателем неограниченных прав на всю информацию о человеке. Учитывая среднюю продолжительность жизни в России, право вуза на распоряжение персональными данными (75 лет) для большинства студентов будет пожизненным. Никаких законных оснований собирать такой всеобъемлющий объём личной информации о студентах и на такой длительный срок у вуза нет. Приказ № 588 от 24 декабря 2009 года грубейшим образом нарушает ФЗ № 152. Тем не менее, получение согласия является обязательным. По сообщениям молодёжи, в некоторых вузах из-за отказа дать согласие на обработку персональных данных студентам не выдают дипломы, не допускают к экзаменам.

Интересен бланк «Согласие пациента на обработку персональных данных», выданный Муниципальным учреждением здравоохранения «Городская стоматологическая поликлиника». В соответствии с этим бланком пациент даёт согласие на обработку его персональных данныхсроком на 25 лет. Гражданин обязан сообщить поликлинике не только информацию о состоянии здоровья, номер медицинского полиса, но и свой СНИЛС – страховой номер индивидуального лицевого счета в Пенсионном фонде, являющийся ключом доступа ко всем базам данных ОАО «УЭК». В бланке содержится предупреждение о том, что в случае отказа в согласии  оператор – стоматологическая поликлиника имеет право отказать в предоставлении специализированной медицинской помощи.

А вот типовой бланк «Согласия на обработку персональных данных», выдаваемый одним из Ггосударственных учреждений г. Москвы в целях кадрового, бухгалтерского и воинского учёта. В соответствии с ним  человек обязан сообщить о себе полную информацию и дать согласие на осуществление любых действий в отношении своих персональных данных, которые необходимы или желаемы для достижения указанных выше целей, включая (без ограничения) сбор, систематизацию, накопление, хранение, уточнение (обновление), изменение, использование, распространение (в том числе передача), обезличивание, блокирование, уничтожение, а также иных действий с персональными данными с учетом федерального законодательства.

Давая согласие на осуществление любых – необходимых или желаемых – действий, человек фактически передает свою жизнь в полное распоряжение работодателя.

Для того чтобы понять опасность согласия на обработку персональных данных, рассмотрим ещё одно действие с персональными данными, которое охватывается понятием «обработка – распространение».

В соответствии с ФЗ № 152распространение – это действия, направленные на раскрытие персональных данных неопределённому кругу лиц.Поскольку персональные данные – это любая информация о человеке, то распространение – это фактически не контролируемое человеком ознакомление с его самой конфиденциальной информацией любых физических и юридических лиц по усмотрению оператора.

Если оператор сочтёт необходимым, то в процессе обработки-распространения может осуществляться и трансграничная передача персональных данных–передача персональных данных оператором через государственную границу Российской Федерации органу власти иностранного государства, иностранному физическому или иностранному юридическому лицу.

То есть ФЗ № 152 даёт практически безграничные возможности для любых манипуляций с нашими персональными данными любому оператору, например  ОАО «УЭК», стоматологической поликлинике или вузу, получившим согласие человека «на обработку персональных данных».

Формальная фраза бланков о праве человека отозвать согласие на обработку персональных данных ничего не решает. К моменту отзыва персональные данные человека уже разосланы в различные базы, где они остаются и используются. Кроме того, отзыв согласия чреват репрессивными мерами оператора. Некоторые операторы предупреждают о них сразу, а другие будут применять на практике без предупреждения. Главное, нужно знать, что никакие электронные услуги не будут оказываться при отказе человека дать согласие на обработку его персональных данных.

Итак, в информационном обществе на первый план выходит новое лицо – оператор, диктующий свои условия гражданам и государству.

Первые примеры санкций за отказ предоставить всю информацию о себе в полное распоряжение оператора уже имеются.

Жительница г. Санкт-Петербурга, пенсионерка, ветеран труда Матросова Н.С. подала в «Многофункциональный центр предоставления государственных услуг» СПб ГУ «МФЦ» г. Санкт-Петербурга заявление об отзыве согласия на обработку своих персональных данных. В заявлении пенсионерка пишет, что сбор, хранение, использование и распространение её персональных данных противоречит статьям 23, 24 Конституции РФ. Однако социальное ведомство, игнорируя не только эти положения Конституции, но и само конституционное право гражданина на социальное обеспечение, незамедлительно лишило ветерана труда социальной поддержки по оплате жилого помещения. Процедура наказания поражает своей простотой и незатейливостью. Гражданину, отозвавшему согласие на обработку персональных данных, незамедлительно было направлено уведомление «Многофункционального центра предоставления государственных услуг» СПб ГУ «МФЦ» № КСЛ-2010-6170-у от 03.07.2011 года о прекращении социальной поддержки по оплате жилого помещения. Для лишения человека заслуженных выплат достаточно лишь подписи работника «МФЦ», в данном случае ведущего инженера-инспектора Шикиной Е.А. Вот какую оценку дала этому факту сама пенсионерка, ветеран труда Матросова Нина Семеновна:

«...”Многофункциональный центр” своими действиями совершил антизаконный, античеловеческий акт. Я, ветеран труда, стала изгоем в нашем социальном государстве, подверглась дискриминации, геноциду».

Хитрость в том, что, хотя ФЗ № 152 и гарантирует гражданам право отозвать своё согласие на обработку персональных данных, последние изменения в законе предоставили операторам право продолжать обработку персональных данных и после отзыва «согласия» гражданина. Более того, новая редакция статьи 6 ФЗ № 152 делает наличие согласия чистой формальностью, поскольку теперь для получения государственных услуг в соответствии с ФЗ № 210 «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг» обработка персональных данных является обязательным условием. Все операторы, оказывающие государственные и муниципальные услуги, имеют право требовать согласия на обработку персональных данных  либо обрабатывать данные человека без его согласия.

Но даже эти антиконституционные законы (ФЗ № 152, ФЗ № 210) пока не имеют положений о лишении человека права на получение государственных услуг в связи с отказом дать согласие на обработку персональных данных. Однако в нарушение Конституции РФ практика предоставления услуг формируется по принципу: «дал согласие – получил услугу». Сейчас «Многофункциональный центр предоставления государственных услуг» СПб ГУ «МФЦ» является ведомством Правительства Санкт-Петербурга, но после ухода с рынка государства он станет коммерческой структурой, строящей свои отношения с гражданами на рыночной основе. Однако стиль общения и методы принуждения граждан это государственное ведомство закладывает такие, чтобы хозяева рынка государственных услуг в дальнейшем не имели проблем.