Родина
православная
Каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними.
Конституция РФ, ст. 28.
св.Пермоген

КОММЕНТАРИЙ ОБЩЕСТВЕННЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ К ДОКУМЕНТУ «ПОЗИЦИЯ ЦЕРКВИ В СВЯЗИ С РАЗВИТИЕМ ТЕХНОЛОГИЙ УЧЕТА И ОБРАБОТКИ ПЕРСОНАЛЬНЫХ ДАННЫХ»

Архиерейским Собором Русской Православной Церкви 4 февраля 2013 года принят Документ «Позиция Церкви в связи с развитием технологий учета и обработки персональных данных».Проект Документа был опубликован для публичного обсуждения. Общественными организациями и гражданами направлялись обращения с предложениями, многие из которых учтены в Документе Церкви.

Для того чтобы объективно и трезво оценить документ Церкви«Позиция Церкви в связи с развитием технологий учета и обработки персональных данных», необходимо помнить, в какое время и в какой ситуации он принят. Разработки данного документа требовала сама жизнь. В России полным ходом идет построение так называемого информационного общества, единственным способом существования в котором является использование электронных технологий во всех сферах жизни человека, государства и общества. Во исполнение международных обязательств приняты антиконституционные законы: О ратификации Конвенции «О защите физических лиц при автоматизированной обработке персональных данных», ФЗ-№152 «О персональных данных», ФЗ-№210 «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг». С принятием этих законов произошла смена концепции отношений гражданина России с собственным государством. Конституционные права граждан на социальное обеспечение, медицинскую помощь, образование и другие трансформированы в платные электронные услуги, которые будут оказываться коммерческими организациями за плату. Главным инструментом системы является универсальная электронная карта (УЭК), обеспечивающая доступ человека ко всем услугам. В некоторых регионах уже началась выдача (УЭК). Однако не закончив один проект, власть, опережая события, пытается внедрить следующий электронный документ.

Федеральной миграционной службой РФ разработан проект Федерального закона «Об основном документе, удостоверяющем личность гражданина Российской Федерации». В соответствии с этим проектом основным документом, удостоверяющим личность гражданина Российской Федерации на территории Российской Федерации, а также в информационных системах, является паспорт гражданина Российской Федерации, оформленный в виде идентификационной карты с электронным носителем информации. Электронная карта представляет собой материальный носитель информации с персональными данными владельца, включая биометрические персональные данные, зафиксированные на ней в визуальной (графической) и электронной форме и позволяющей идентифицировать личность ее владельца. Самым главным является то, что в отличие от УЭК, новый паспорт в виде электронной карты обязаны иметь все граждане Российской Федерации, достигшие 14-летнего возраста и проживающие на территории Российской Федерации (Источник – (http://www.economy.gov.ru/minec/about/structure/depregulatinginfluence/doc20130128_04).

Представляется, что поспешная разработка указанного законопроекта является следствием того, что введение в России УЭК практически провалилось. Федеральный закон №210 «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг» предоставляет гражданам право отказа от универсальной электронной карты (УЭК). Еще до ее введения властям стало очевидно, что сопротивление общества настолько велико, что добровольно указанный документ получит незначительное количество граждан, явное меньшинство населения. Кроме того, большинство регионов не выполнило и не в состоянии выполнить поставленные задачи по внедрению УЭК. Поэтому ту же универсальную электронную карту гражданам России пытаются навязать уже в виде паспорта, получение которого является обязательным.

Штурмовая «электронизация всей страны» идет на фоне многолетней дискриминации граждан, не приемлющих по религиозным и иным убеждениям использование электронных способов идентификации личности человека. Сотни тысяч православных верующих отказываются от получения документов, имеющих идентификаторы личности, штриховое кодирование информации, микрочипы. Тысячи граждан, отказавшихся от использования документов и автоматизированных систем учета персональных данных, в нарушение Конституции РФ лишаются пенсий, пособий, медицинской помощи, возможности распорядиться своей собственностью, купить билет, поступить на работу или учебу.

Только незначительная часть этих людей добивается защиты своих прав в суде. Большая часть граждан, в основном православных верующих, становятся изгоями в собственном государстве.

Русская Православная Церковь в своих официальных документах заявляет о недопустимости дискриминации и нарушении конституционных прав граждан, отказывающихся от использования новых технологий. Об этом сказано в: посланиях Архиерейского Собора 2004 года к Президентам России и Украины, Заявлении Священного Синода от 6 октября 2005 года, Определении Архиерейского Собора 2008 года «О вопросах внутренней жизни и внешней деятельности Русской Православной Церкви», Основах учения Русской Православной Церкви о достоинстве, свободе и правах человека, обращении Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла к Уполномоченному по правам человека в Российской Федерации от 28 июля 2009 года, Определении Архиерейского Собора 2011 года «О вопросах внутренней жизни и внешней деятельности Русской Православной Церкви».

К сожалению, значительная часть епископата не знает или игнорирует официальную позицию Церкви, выраженную в указанных документах. В «Союз православных юристов» поступает большое количество звонков и писем от верующих, не только не получающих защиты от своего епархиального священноначалия, но и подвергающихся гонениям за отказ от электронных документов, использования СНИЛС, медицинских полисов, паспорта гражданина РФ и проживающих с паспортом СССР, являющего действительным. Простые миряне доносят до священства приведенные выше официальные документы Церкви, а священники не только не слышат своих чад, но «даже не берут в руки эти документы». Позиция замалчивания решений высшей церковной власти касается Определений Архиерейских Соборов, Обращения Патриарха к Уполномоченному по правам человека в РФ. Епископы и священники не знают и не доносят до своей паствы и концептуальный документ «Основы учения Русской Православной Церкви о достоинстве, свободе и правах человека», принятый еще на Архиерейском Соборе в 2008 году. В этом документе имеется прямое указание о том, что этот основополагающий акт принят в развитие «Основ социальной Концепции Русской Православной Церкви» и рекомендован священнослужителям и мирянам как руководство в общественно значимых действиях и выступлениях.

Практически из всех регионов России идут жалобы верующих на то, что епископы и священники не знакомят чад с документами Церкви и проводят политику, противоречащую официальной позиции Церкви, изложенной в документах.

Учитывая реальную ситуацию, необходимо понимать, что документ «Позиция Церкви в связи с развитием технологий учета и обработки персональных данных» принят усилиями Святейшего Патриарха Кирилла и небольшого числа епископов, понимающих опасность внедрения электронных технологий как механизма создания информационного общества, в котором нет места интересам отдельных суверенных государств, свободе личности человека и уважения к его религиозным и иным убеждениям.

Дать всему священству реальное понимание опасности электронных технологий, несущих человечеству непредсказуемые бедствия, может только внимательное изучение и духовное осмысление документов Церкви.

Неслучайно в Послании Освященного Архиерейского Собора Русской Православной Церкви 2013 года говорится: «... Пастыри и паства Русской Православной Церкви призываются внимательно изучить принятые Архиерейским Собором документы, в большинстве своем подготовленные в ходе трехлетних дискуссий, проведенных Межсоборным присутствием с участием сотен архиереев, клириков, монашествующих и мирян...».

Сегодня, как никогда, всему православному сообществу необходимо сохранять единство, понимать и реально оценивать силу наступления на свободу человека, христианские ценности, суверенитет всех независимых государств. Священство и миряне должны знать и уметь использовать правовые методы защиты православной веры и своих прав.

Документ «Позиция Церкви в связи с развитием технологий учета и обработки персональных данных» (далее – Документ), принятый Архиерейским Собором Русской Православной Церкви 4 февраля 2013 года, отвечает требованиям сегодняшнего дня и может стать действенным методом защиты конституционного права граждан жить в обществе в соответствии со своими религиозными убеждениями.

В Документе отражены основные вопросы, волнующие многих граждан, в том числе и православных верующих, не принимающих электронные, автоматизированные способы учета персональных данных и видящих социальную и духовную опасность этих нововведений.

Отвечая на обращения общественных организаций и православных граждан, в документе говорится, что по мере развития технологий оценка роли новых технологий VII Пленумом Синодальной Богословской комиссии Русской Православной Церкви претерпела изменение и отражена в новых документах Церкви, перечисленных в Документе. Говоря о будущем, сказано: «Проблемы, связанные с электронной идентификацией личности, учетом и обработкой персональных данных продолжают накапливаться и усложняться. Сегодня необходимо продолжить богословское, нравственное и гражданское осмысление этих проблем».

В Документе обозначена опасность использования идентификатора личности и сбора персональных данных, в том числе детей, создающих угрозу безопасности человека.

В п.3 говорится: «Использование идентификатора вкупе с современными техническими средствами позволит осуществлять тотальный контроль за человеком без его согласия – отслеживать его перемещения, покупки, расчеты, прохождение им медицинских процедур, получение социальной помощи, другие юридически и общественно значимые действия и даже личную жизнь.

Уже сейчас вызывают тревогу действия по сбору и обработке персональных данных детей, обучающихся в общеобразовательных учреждениях, так как нередко ведется неконтролируемый сбор данных, явно избыточных для обеспечения учебного процесса. Многие верующие выражают принципиальное несогласие с обязательным присвоением идентификационного кода с превращением его в несменяемый, пожизненный и посмертный атрибут. Помимо этого, обеспокоенность вызывает усиливающаяся тенденция к увеличению сбора биометрических данных о человеке, а также появление имплантируемых электронных идентификационных устройств».

Отвечая на многочисленные обращения граждан и общественных организаций, в п.4 Документа говорится, что тысячи граждан на основе своих конституционных прав и по религиозной мотивации отказываются от использования новой идентификационной системы. Далее констатируется, что результатом отказов является нарушение их конституционных прав.

В п. 5, выступая в защиту прав своих чад, Церковь заявляет, что упомянутые технологии не должны быть безальтернативными и принудительными. Те, кто отказывается принимать эти технологии, должны иметь альтернативу – использование традиционных методов идентификации личности, применяемых сегодня в большинстве стран канонической ответственности Московского Патриархата. Церковь считает недопустимыми любые формы принуждения граждан к использованию электронных идентификаторов, автоматизированных средств сбора, обработки и учета персональных данных и личной конфиденциальной информации. Реализацию права на доступ к социальным благам без электронных документов необходимо обеспечить материальными, техническими, организационными и, если необходимо, правовыми гарантиями.

Церковь считает особенно важным принцип добровольности принятия любых идентификаторов и указывает, что необходимо проявлять уважение к конституционным правам граждан и не дискриминировать тех, кто отказывается от принятия электронных средств идентификации.

Верующие призываются к защите своих прав: «В случае принуждения граждан к принятию подобных средств и дискриминации, связанной с их непринятием, Собор предлагает этим людям обращаться в суд, а также информировать епархиальное священноначалие и, при необходимости, Синодальный отдел по взаимоотношениям Церкви и общества».

Впервые в официальном Документе говорится о возможностях и способах защиты прав верующих, не принимающих новых технологий. Эти люди могут обращаться не только в государственные органы – суд, но и к епархиальному священноначалию, а также в Синодальный отдел по взаимоотношениям Церкви и общества.

Этим чада Церкви официально берутся под защиту, а на священноначалие возлагается обязанность по принятию реальных мер по восстановлению нарушенных прав их чад.

Очень важен п.6. Документа, где впервые сказано о возможных гонениях на христиан, упомянутых в Книге Откровения (гл. 13-14).

«...Если сужение границ свободы, осуществляемое в том числе средствами электронного контроля, приведет к невозможности свободного исповедания веры Христовой, а законодательные, политические или идеологические акты, обязательные для исполнения, станут несовместимы с христианским образом жизни, – наступит время исповедничества, о котором говорит Книга Откровения (гл. 13-14)».

Давая оценку принятому документу можно сказать, что это своевременный и адекватный сегодняшней ситуации шаг Русской Православной Церкви, направленный на действенную правовую защиту конституционных прав верующих и, в первую очередь, прав, гарантированных статьями 28, 29 Конституции РФ.

7 февраля 2013 г.

О.А.Яковлева, Председатель «Союза православных юристов», адвокат Московской областной коллегии адвокатов, Почетный адвокат России

В.П.Филимонов, писатель-агиограф, академик Петровской Академии наук и искусств, специалист в области кибернетики и систем управления, эксперт Комиссии по вопросам взаимодействия Церкви, государства и общества Межсоборного присутствия Русской Православной Церкви

Н.И. Юдина, гл. редактор газеты «Новый Век», заместитель Председателя Общественного Совета «Народного радио»

В.Ю. Катасонов, профессор, д.э.н., председатель Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова

О.Н. Четверикова, кандидат исторических наук

В.П. Семенко, главный редактор «Информационно-аналитического портала о религии Amin.su»

А.Ф. Копылов, публицист, член «Союза писателей России», аналитик Войсковой Православной Миссии

А.А. Трапезников, секретарь «Союза писателей России»

Т.Л. Шишова, член правления Российского детского фонда, член «Союза писателей России»

И.Я. Медведева, член правления Российского детского фонда, директор Института демографической безопасности, член Союза писателей России, член Ассоциации родительских комитетов и сообществ «АРКС»

Л.А. Рябиченко, руководитель Межрегионального общественного движения «Семья, Любовь, Отечество», член Центрального Совета движения «Народный Собор»

Е.Ю. Чернышев, казачий полковник, атаман Районного казачьего общества «Северо-Запад» МГКО ВКО «Центральное казачье войско»

В.Г. Иванов, адвокат Адвокатской палаты Чувашской Республики, член «Союза православных юристов»

К.А. Иванов, адвокат Адвокатской палаты г. Москвы, член «Союза православных юристов», главный редактор Правового бюллетеня «Родина православная»

Е.А. Грищенко, член «Союза православных юристов»

А.С. Климанова, координатор «Союза православных юристов»

Ю.А. Маслова, технический координатор «Союза православных юристов»

 

Дополнительные пояснения

 

Необходимо исправить положение

 

В пункте 5 документа «Позиция Церкви в связи с развитием технологий учета и обработки персональных данных»,  принятого Архиерейским Собором Русской Православной Церкви 4 февраля 2013 года отмечается: «Церковь считает недопустимым принудительное нанесение на тело человека каких-либо видимых или невидимых идентификационных меток, имплантацию идентификационных микро- и наноэлектронных устройств в тело человека». По-видимому, слово «принудительное» в приведенной цитате является результатом технической недоработки текста (ввиду быстроты принятия решений в очень непростой обстановке).

Практически все предыдущие документы Церкви категорически отвергают применение подобных технологий в отношении высшего творения Божия.

Из Социальной концепции Русской Православной Церкви:

«Попытки людей поставить себя на место Бога, по своему произволу изменяя и “улучшая” Его творение, могут принести человечеству новые тяготы и страдания... Формулируя свое отношение к широко обсуждаемым в современном мире проблемам биоэтики, в первую очередь к тем из них, которые связаны с непосредственным воздействием на человека, Церковь исходит из основанных на Божественном Откровении представлений о жизни как безценном даре Божием, о неотъемлемой свободе и богоподобном достоинстве человеческой личности, призванной к почести вышнего звания Божия во Христе Иисусе(Флп. 3, 14), к достижению совершенства Небесного Отца (Мф. 5, 48)и к обожению, то есть причастию Божественного естества (2Пет. 1, 4)».

Возможно ли пребывание в свободе, сохранение богоподобного достоинства личности, достижение человеком Небесного совершенства и его обожение в обществе управляемых извне биороботов или киборгов!?

На это дал ответ Святейший Патриарх Кирилл (еще будучи митрополитом Калининградским и Смоленским, председателем ОВЦС МП) 2 марта 2006 года на Международной конференции «Развитие биотехнологий: вызовы христианской этике»:

«... Бог не без причины создал человека таким, а не иным. Но когда сам человек при помощи изобретенных им технологий, посредством всяческих имплантантов, вживлений и замещения естественного на искусственное подменяет самую свою природу, в которой он рожден, возникает один неприятный вопрос. Будет ли эта новая природа человека обладать тем же непреходящем достоинством, восходящим к образу Божию, что и его прежнее естество? Будут ли эти полулюди-полуроботы, напичканные электроникой, обладать божественным достоинством или это будут уже иные существа? Ведь их с легкостью можно будет уничтожать и воссоздавать, модернизировать, ухудшать, разбирать на запчасти и собирать из них аналоги, превращать в объект множества новых манипуляций...

Особую актуальность вопросы биотехнологии приобретают в связи с использованием электронных средств учета населения. Периодически в прессе появляются материалы о возможности вживления универсальных электронных идентификаторов под кожу человека или их инкорпорирования иным способом. Мне кажется, что такие идеи следует рассматривать как одну из попыток “улучшить” Божие создание, сделать его при помощи технологии более “безопасным” и с наименьшими затратами решить задачи, связанные с безопасностью или учетом граждан. Но станет ли совершеннее Божие создание, если микрочип под кожей руки поможет фискальным органам исправнее взыскивать с него недоимки? Какими идентификаторами нам ни предложили бы пользоваться, все они должны быть отделяемы от человека. Они не должны претендовать на то, чтобы стать интегральной частью его природы — такова принципиальная позиция нашей Церкви...

И мы настаиваем на том, чтобы в России не внедрялись никакие идентификаторы, которые были бы неотъемлемы от человеческой природы, которые были бы “встроены”в него, навсегда привнесены извне в его естество».

Несомненно, что принципиальная позиция Церкви должна быть неизменной и незыблемой. Остается вспомнить слова из других документов Церкви.

Из Обращения Священного Синода Русской Православной Церкви от 6 октября 2005 года направленного к органам власти стран Содружества Независимых Государств и Балтии:

«... Видится неоправданным дистанционное опознание человека без его ведома, особенно в местах, где он не обязан представляться...Средства опознания человека не должны вредить его здоровью, унижать его честь и достоинство. Видятся неприемлемыми такие разновидности подобных средств, которые были бы неотделимы от человеческого тела...»

 Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II в своем выступлении в Парламентской ассамблее Совета Европы (ПАСЕ) 2 октября 2007 года подчеркнул: «…Технологический прогресс по-новому ставит вопрос о правах человека. И верующим людям есть, что сказать по вопросам биоэтики, электронной идентификации и иным направлениям развития технологий, которые вызывают обеспокоенность многих людей. Человек должен оставаться человеком – не товаром, не подконтрольным элементом электронных систем, не объектом для экспериментов, не полуискусственным организмом. Вот почему науку и технологии также нельзя отделить от нравственной оценки их устремлений и их плодов... Настало время признать, что религиозная мотивация имеет право на существование в том числе и в публичной сфере».

В пункте 54 Определения Освященного Архиерейского Собора Русской Православной Церкви 2008 года «О вопросах внутренней жизни и внешней деятельности Русской Православной Церкви» говорится: «Отвечая на обеспокоенность некоторых верующих, Собор считает, что сохранение человеческой свободы должно предполагать знание человека о том, когда он подвергается идентификации, какие данные о нем собираются, хранятся и используются государством. Недопустимы такие средства и методы электронного учета перемещений и действий людей, которые вторгались бы в их частную жизнь и делали бы возможным тотальный контроль над личностью и управление ею».

В «Основах учения Русской Православной Церкви о достоинстве, свободе и правах человека», принятых Архиерейским Собором 2008 года, четко заявлено: «Частная жизнь, мировоззрение и воля людей не должны быть предметом тотального контроля... Недопустимы также сбор, концентрация и использование информации о любых сторонах жизни людей без их согласия... Методы сбора и обработки информации о людях не должны принижать человеческое достоинство, ограничивать свободу и превращать человека из субъекта общественных отношений в объект машинного управления. Еще более опасным для свободы человека станет внедрение технических средств, постоянно сопровождающих человека или неотделимых от его тела, если их можно будет использовать для контроля над личностью и управления ею».

 

Совершенно очевидно, что необходимо внести исправление в  опубликованный документ. «Течет ли из одного отверстия источника сладкая и горькая вода?» (Иак. 3, 11)

 

В.П.Филимонов писатель-агиограф, академик Петровской академии наук и искусств, специалист в области кибернетики и систем управления, эксперт Комиссии

 по вопросам взаимодействия Церкви, государства и общества 

Межсоборного присутствия Русской Православной Церкви